Купить билет Личный кабинет

31-летний форвард Виктор Александров проводит лучший сезон в карьере. За три сезона он стал лидером атак «Адмирала», его символом и правдорубом. О нелёгкой хоккейной судьбе, удивительных тренерах и текущем моменте в жизни клуба Виктор откровенно рассказал в интервью пресс-службе «Адмирала».  

НЕДОВОЛЬСТВО СОПЕРНИКОВ МЕНЯ ТОЛЬКО РАДУЕТ

– Виктор, прежде всего всех болельщиков волнует, как здоровье, как надолго ты выбыл из строя?

– Будем стараться вернуться к поединку с «Сочи», если не получится, то уже после перерыва точно.

– Никто толком не понял, когда случилась травма.

– Это было во второй игре с «Куньлунем», в концовке второго периода. В той же смене, когда мы забивали гол. Стоял в метре от борта, соперник подъехал, толкнул в спину, я ударился грудью о борт. Не самая приятная травма, должен сказать.

– Может быть, это была месть со стороны противников за победный жест, который так понравился нашим болельщикам?

– Возможно. Они еще после первой игры были не очень довольны этим жестом (смеется). Играли жестко, но они против всех так играют. Пытались меня клюшкой, ткнуть лишний раз. Меня такие вещи только радуют. Когда соперник делает на тебе дополнительный акцент, значит, ты ему чем-то не нравишься, нервируешь. Это плюс для нашей команды, плюс для меня, значит, я чем-то запоминаюсь, чем-то раздражаю противника.

– Что за жест, как родилась идея его показать?

– Есть один турок. У него мясные рестораны, в Инстаграме есть много видео, где он жарит мясные стейки и так солит мясо, через локоть, чтобы соль падала по руке на локоть и потом уже на мясо попадала. Уже много кто показывал этот жест. В НБА, в американском футболе игроки часто это делают. Довольно популярный жест. Я люблю готовить, люблю жарить мясо, стейки, мне это близко. Летом Жене Артюхину, который тоже любитель жарить шашлыки, мясо, сказал, что если забью гол и будет возможность, то обязательно покажу этот жест. Во время игры, когда забиваешь, не до таких жестов, там эмоций намного больше, чем на буллитах. А во время штрафных бросков голова соображает лучше, вот и вспомнил свое обещание.

БУЛЛИТ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ ПЕНАЛЬТИ

– Мы в этом сезоне удачней исполняем послематчевые броски. Повлиял переход с трех буллитов на пять?

– Не думаю, что это повлияло. Буллиты – это лотерея. Сейчас очень тяжело забивать, вратари большие, амуниция стала больше. Сами голкиперы делают большой акцент на штрафные броски, на игру на выходах. Стало тяжелей забивать. Опять же, в том году нам где-то не везло, а в этом везет.

– А что сложней: пенальти в футболе или буллит в хоккее?

– Конечно, буллит. Во время пенальти вероятность гола намного выше, в хоккее больше шансов не забить, чем забить.

– Тяжело смотреть со стороны за играми?

– Сложно. Хочется играть, сейчас игра пошла, взаимопонимание с партнерами, чего у меня давно не было. Когда идет игра, когда забиваешь, команда выигрывает, в такие моменты большое желание находиться на льду. Смотреть на это все с трибуны или от борта – не самое радостное занятие, а если еще команда проигрывает, а ты понимаешь, что где-то, может быть, и твоего гола не хватило, твоей игры. Думаешь в такие моменты, что отдай передачу или забрось шайбу, то исход мог быть другим.

– Чем вообще занимаются игроки, которые не принимают участия в матче, травмированные ребята?

– Запасные тренируются, кто не попадает в состав, утром обычно лед и зал, а вечером велосипед. Тренируются, готовятся к следующим играм, ждут шанса, чтобы попасть в состав. Травмированные, если есть возможность заниматься – тренируются, потом процедуры у врачей. Если тренироваться нельзя, то занимаешься с докторами, чтобы быстрей восстановиться.

– Со стороны лучше видно ошибки и недочеты?

– Конечно, со стороны всегда видней, но, со стороны это выглядит по-другому. Когда смотришь с трибуны, то тебе кажется, что в этом моменте надо было сыграть вот так, но это все обманчиво. В самой игре ты видишь все по-другому, не так, как со стороны. Находясь в игре, 80 процентов того, что видно сверху, ты не видишь, потому что смотришь на шайбу, на партнеров. Я не люблю судить со стороны.

В ПЕРВОМ СЕЗОНЕ НЕ ИГРАЛ ПОЛОВИНУ МАТЧЕЙ ИЗ-ЗА ПАСПОРТА

– Текущий чемпионат у тебя один лучших за последние годы. После 22 игр в твоем активе столько же очков, сколько было за весь прошлый сезон. В чем секрет?

– Нет никаких секретов. В первом сезоне я не играл половину чемпионата из-за паспорта, из-за легионерства, пропустил 20 игр, около трех месяцев. Тяжело входить в сезон, когда столько не играл, поэтому первый год получился скомканным. Доверия опять же особого не было, я пропустил до этого два сезона, не играл, тренерский штаб особо не доверял. Они не знали, насколько меня хватит по физическим кондициям.

За две недели до сборов перед вторым сезоном в «Адмирале» мне вырезали аппендицит. Получилось, что началась предсезонка, а я толком не могу ничего делать. Полтора месяца без нагрузок, физику пришлось набирать уже по ходу сезона. Две играешь, одну пропускаешь. У нас были звенья, которые не менялись, которые постоянно играли вместе. Я хоккеист, который очень сильно зависит от партнеров. Мне нужно, чтобы в звене была химия, чтобы не думать, где там партнер, а просто знать. Если я поехал в угол, то знаю, что один партнер будет открываться за воротами, второй за спиной у меня и, главное, чтобы это все было быстро. В этом сезоне так получилось, что нас поставили с Вовкой Ткачевым, Саюстов был травмирован, с нами выходил Вадик Краснослободцев, после выздоровления Димы он начал выходить с нами. У нас началось получаться, мы похожие игроки, все трое любим играть в умный, техничный хоккей, стало полегче в этом плане. Появились моменты, доверие. Опять же, в том году я играл по 11 минут, в этом по 18-20. Шансов забить или отдать голевую передачу стало значительно больше. Вот так все сложилось в этом сезоне, дай бог, чтобы и дальше все шло нормально.

– При этом вам с Вовой без разницы кто у вас играет в центре – Дима или Вадик, очки набираете стабильно. Не зависите от центра?

– Зависим. И Дима, и Вадим техничные, умные хоккеисты, оба могут и отдать, и открыться. Они понимают нас, мы понимаем их. Оба подходят под наш с Володей стиль, поэтому нам и легко играть и с тем и с другим. Понятно, что Вадику тяжеловато играть в центре – он крайний, получается, что мы играли в три крайних. Да, забивали за игру три-четыре, но и пропускали две-три, а с Димой по-другому. Он на своем месте, ему все удобно, хотя после операции ему тяжеловато, но он забивает в каждой игре, отдает, очень много помогает команде.

ТКАЧЁВ СПОСОБЕН ВЫРАСТИ В НОВОГО МОЗЯКИНА

– Вова Ткачёв способен вырасти в звезду уровня Мозякина?

– Да, конечно способен. Он очень талантливый игрок. Карьера только начинается. В том сезоне он доказал, что может играть очень прилично. Все карты у него сейчас на руках. Главное – не растерять все это. Ценить эту возможность, ценить доверие тренерского штаба и руководства, стараться, работать еще больше, набирать мышечную массу, меньше играть в компьютер (смеется), больше находится в зале, и он вырастет в очень сильного игрока. Как говорил мой отец: «Из любого игрока, даже если нет супер данных, бог не дал хороших рук или еще что-то, можно вырастить хорошего игрока, если есть старание. А если есть суперданные, то он может вырасти в суперзвезду». Так что все зависит от Вовы, что он хочет – быть супер звездой либо хорошим игроком.

– Кого из партнёров по тройке за карьеру особенно вспоминаешь: с кем больше всего забивал и отдавал?  

–  Отметил бы Федора Полещука, Валеру Хлебникова, Егора Михайлова, Илью Крикунова, Григория Шафигулина, Макса Спиридонова. Это из тех ребят, с кем я играл, с которыми мы по духу близкие, дружили. Ну и конечно Фис с Лугой.

– Созваниваетесь? Как у них дела?

– Миша травмирован сейчас. Вроде все нормально, но, по его мнению, хотелось бы лучше, больше очков набирать. Думаю, потерпит немного и все наладится. С Димой буквально недавно разговаривал. У них тоже произошла смена тренера, сейчас ему заново с чистого листа надо доказывать. Он парень трудолюбивый, много работает, так что не должно быть проблем.

В ХОККЕЕ ОЧЕНЬ МНОГО ПОДВОДНЫХ НЮАНСОВ

– В этом сезоне у тебя юбилей за юбилеем. За статистикой следишь?

– Слежу за статистикой. А юбилеи такие… Для моего возраста, учитывая сколько я поиграл, не такие уж и большие цифры. Тут смотришь, люди уже по 900 игр провели, а это в два раза больше, чем у меня. Спокойно отношусь к своим юбилеям.

Многие скептически отнеслись к твоему возвращению в хоккей и, в частности, в «Адмирал».

– Я не старался никому ничего доказывать. В первую очередь хотел доказать себе. Я понимал, что я не играл не из-за того, что я какой-то слабый игрок или плохо тренировался. В хоккее сейчас очень много подводных нюансов, где не всегда все зависит от тебя. Я просто хотел играть, я знал, что могу играть хорошо. Хотел играть, чтобы мама моя еще посмотрела на меня, чтобы жена с детьми увидели, как я играю. Было огромное желание поиграть: когда дочка подрастет, будет понимать, что папа хоккеист, а не только на словах все это было. Сейчас ей пять лет, уже понимает, когда папа гол забил, пас отдал. Постоянно по телефону спрашивает: ты гол забил, а когда я отвечаю, что сегодня была только тренировка, следует фраза, что на тренировках тоже надо забивать. Соглашаюсь, она права (улыбается). Еще маленькая совсем у нас сейчас растет.

– Мама как отнеслась к такой далекой командировке?

– Маме без разницы, где я играю, лишь бы играл, потому что она всю жизнь в хоккее. Для нее было очень больно, когда я не играл два сезона. Она смотрела на меня, видела, как я мучаюсь без команды, без игры и очень сильно переживала. Так что где-бы я не играл, лишь бы играл, чтобы за меня не переживать, чтобы понимала, что я рад, что занимаюсь любимым делом – хоккеем.

В «АДМИРАЛЕ» НА ВСЕ СЛОЖНОСТИ ГЛАЗА ЗАКРЫВАЮ

– «Адмирал» - всего второй клуб после «Кузни», где ты провел больше 100 матчей. Хорошо в Приморье?

– Да. Мне здесь очень все нравится. Могу сказать, и это будет честно, что перелеты, разница во времени, расстояния – это все ерунда, когда к тебе есть доверие руководства, тренерского штаба, когда команда хорошая. На все сложности глаза закрываются. Я играл во многих командах. Можно играть рядом с Москвой, но будет доходить до того, что ты будешь стараться на тренировки не приходить, чтобы не видеть кого-то из руководства или тренерского штаба. Бывает такое, что приходишь, а на тебя косятся, смотрят непонятно, шушукаются. У нас в «Адмирале» очень хорошая атмосфера, очень дружная. Эт